Врач Юрий Беденко, который во время Дебальцевско-Чернухинской операции вывозил раненых из зоны боевых действий, рассказал о событиях четырехлетней давности.

Во время проведения операции Беденко работал врачом Алчевской станции скорой медицинской помощи. Он вспоминает, что в здании бывшего кафе в районе Зоринска был оборудован госпиталь временного базирования. В здании имелся камин, обогревающий пол, благодаря чему в главном зале было оборудовано два операционных стола. Топливом для камина служили использованные ящики от снарядов.

Работающим за операционными столами врачам было сложнее всего. В госпитале было два хирурга, которые работали без остановок, так как раненые поступали большими партиями и любым доступным транспортом.

"Мы тогда подсчитывали, если мне не изменяет память, человек до 50 раненых проходило за одну смену. Вы знаете, я даже просил наше руководство о том, чтобы организовать две бригады в сутки, чтобы хотя бы 12 часов отдежурить и вернуться в город. Потому что 24 часа, как вначале мы работали, — это очень тяжело, и физически, и морально. Физически было тяжелее хирургам, потому что у них не было права на отдых, просто было некогда. У меня, пока вез больных и раненых, все же было время перекусить, как-то отвлечься, отдохнуть", — рассказал Беденко.

В задачи бригады Беденко входила сортировка больных по степени тяжести ранения и оказание первой медицинской помощи для того, чтобы раненый дожил до операционного стола. Далее больного перекладывали на "операционный" стол, где хирурги вытаскивали осколки, зашивали раны, останавливали кровотечение, гипсовали и бинтовали. После оказания помощи, раненого грузили в машину и доставляли в стационар Алчевской больницы. Тяжело раненых больных отвозили в Луганскую республиканскую клиническую больницу.

Врач отмечает, - несмотря на то, что было невероятно тяжело как в физическом, так и в моральном плане, мыслей все бросить не было.

"Реально страшно было, но даже не задумывался отказаться от работы, и Гиппократ тут ни при чем. Кстати, работали все: и фельдшеры, и санитары. Да, может, санитар и не имеет права, но если знал, как капельницу поставить, он ставил, тогда не до этого всего было", - вспоминает Беденко.