Кроме России, Абхазии и Южной Осетии, нас обязательно признают и другие страны – Пушилин

Станет ли литера Z частью официальной символики Донбасса? Как трактовать слово «денацификация»? Когда демилитаризацию Украины могут признать завершенной? Как снимают видео с пленными украинцами? Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин ответил на вопросы «Газеты.Ru» и рассказал, как через месяц после начала спецоперации живут граждане Республики, не участвующие в боевых действиях.

– Подписывая договор о дружбе с Россией, Вы знали, что далее последует спецоперация по демилитаризации Украины? Если нет, когда Вы узнали о том, что готовится проведение такой масштабной операции?

– После признания Россией Донецкой и Луганской Народных Республик и подписания договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи мы с моим коллегой Леонидом Пасечником обратились к Президенту Российской Федерации Владимиру Путину с просьбой оказать помощь в отражении украинской агрессии. О проведении спецоперации по защите Донбасса нам стало известно из его обращения к гражданам России.

– У Вас сейчас есть данные о намерении каких-то еще государств, кроме России, Абхазии и Южной Осетии, признавать ДНР?

– Наши перспективы на внешнеполитическом треке существенно расширились в первую очередь в связи с тем, что мы стали полноценным субъектом международных отношений. Теперь у нас есть статус признанного Российской Федерацией государства, и этот исторический шаг открыл перед нами новые горизонты. Я уверен, что кроме России, Абхазии и Южной Осетии, нас обязательно признают и другие страны. О таких намерениях нам известно. Но публичить такую информацию пока несвоевременно.

– Что происходило бы с ДНР в ближайшие месяцы в случае непризнания Россией и начала спецоперации в феврале этого года?

– Мы обладаем неопровержимыми доказательствами о преступных планах Украины по силовому захвату Республик Донбасса. Если бы Россия не блокировала эти действия, всё скопившееся вооружение, поставленное на Украину западными странами, все сосредоточенные на нашем направлении террористические силы обрушились бы на мирных граждан Донбасса. Количество жертв исчислялось бы сотнями тысяч. Уже в ходе освободительной операции в штабе отступившего противника были обнаружены дополнительные факты готовящихся преступлений, в том числе ноутбук с регистрационным номером НАТО, в котором находились детализированные карты Республик Донбасса с нанесением расположений военных объектов и подразделений Народной милиции ДНР. В ноутбуке содержались и электронные карты Крыма. Найдена была и большая бумажная карта Крыма, на которой, кроме предполагаемых мест дислокации подразделений Вооруженных Сил РФ, были отмечены с суши и с моря точки захода и продвижения вооруженных формирований Украины. Это говорит о том, что киевский режим не собирался ограничиваться силовым захватом ДНР и ЛНР. По данным нашей разведки и показаниям украинских военнопленных, наступление на Донбасс было запланировано на 8 марта этого года. Так что иначе как спасательной и освободительной спецоперацию России назвать нельзя.

– ДНР подала и в Международный уголовный суд, и в ЕСПЧ уже тысячи исков от потерпевших. Есть ли какая-то реакция со стороны этих инстанций?

– От пострадавших в результате агрессии украинского режима в ЕСПЧ подано более 6 тысяч жалоб. До настоящего времени ни одна из жалоб не коммуницирована, то есть по ним не начато производство. Более того, с момента начала специальной операции ЕСПЧ приостановил рассмотрение всех жалоб против Украины. В 2021 году ЕСПЧ направил представителям заявителей письма с требованием предоставить дополнительную информацию по каждому заявителю. Не исключено, что данное действие было направлено на уменьшение объема жалоб, так как за семь лет многие заявители покинули места своего первоначального проживания — у большинства дома были разрушены украинскими снарядами, а непредоставление в ЕСПЧ запрашиваемой информации расценивается как отказ заявителя от рассмотрения жалобы. Мы видим проявления заполитизированности ЕСПЧ в отношении наших дел. После начала специальной операции ЕСПЧ принял в отношении России предупредительные меры, направленные на недопущение причинения вреда гражданским объектам и гражданским лицам. За прошедшие восемь лет ЕСПЧ не принимал подобных решений в отношении Украины по нашим жалобам. Прокурору Международного уголовного суда направлено более 3 тысяч материалов от пострадавших. В декабре 2020 года прокурором МУС было закончено предварительное изучение ситуации по Украине, на основании которого он пришел к выводу о наличии составов военных преступлений, совершенных во время конфликта. Следующим его действием должно было стать обращение в предварительную палату МУС за получением санкции на начало расследований по Украине. Тем не менее по истечении более чем года он так этого и не сделал, и только после начала специальной операции в связи с обращением 40 стран-участников МУС 2 марта 2022 года он уведомил президиум МУС о начале расследования по Украине. В связи с началом расследования каждый пострадавший имеет право лично обратиться в МУС путем направления заявления о признании его потерпевшим на электронный адрес суда.

– Что такое денацификация Украины? Входит ли в это понятие отказ Киева от существующей национальной символики? В какой момент будет понятно, что денацификация завершилась?

– Денацификация – это очищение общества на всех уровнях от влияния нацистской идеологии. Отрава нацизма на Украине проникла всюду – от законодательства до быта, от закона об образовании до названий улиц в честь Бандеры и прочих фашистов. Она предполагает отказ от ложных символов и нацистских идей, которые получили распространение на Украине и были направлены против всего русского, а антироссийская политика возведена в ранг государственной. Многолетнее и планомерное уничтожение мирных жителей ДНР и ЛНР вооруженными формированиями Украины привело к геноциду населения Донбасса. Денацификация может иметь несколько этапов. В том числе и наказание преступников – вооруженных радикалов, воинствующих националистов, военных, отдававших незаконные приказы. Но ее цель мы видим ясно – это мирная Украина и отсутствие любых проявлений нацистской идеологии.

– Когда можно будет считать завершенной демилитаризацию Украины?

– Украина должна отказаться от своих агрессивных планов в отношении Республик Донбасса и Крыма, сложить оружие, отказаться от вступления в НАТО и сохранить нейтральный статус. Как только будет нейтрализован военный потенциал Украины, изрядно увеличенный странами Запада за последние месяцы, операция по демилитаризации будет считаться завершенной.

– Вы хотели бы провести переговоры один на один с президентом Украины Владимиром Зеленским? Сели бы с ним за один стол?

– Мы с моим коллегой из Луганской Народной Республики Леонидом Пасечником предлагали Зеленскому сесть за стол переговоров, когда это было возможно. Мы видим, что любые переговоры киевские власти используют в своих целях, а конкретных результатов по их итогам нет. Мы семь лет пытались на переговорной площадке в Минске решить конфликт мирным путем, киевский режим сознательно завел процесс в тупик. Однако все эти годы Украина только наращивала силы и тяжелое вооружение, готовилась к полномасштабным боевым действиям против Республик Донбасса. Поэтому мы не испытываем никаких иллюзий по поводу переговоров с украинскими властями. Это бесполезно.

– Народная милиция публикует видео, на которых сдавшиеся военные ВСУ призывают сослуживцев складывать оружие и сдаваться России. Как записываются эти видео?

– Я встречался с военнопленными, было очевидно, насколько они дезориентированы и дезинформированы. Им предоставляется возможность увидеть своими глазами, к чему в Донбассе привели обстрелы со стороны Украины за все эти восемь лет. Их водили на Аллею ангелов в Донецке, где они смогли увидеть, сколько детей погибло за это время, сколько судеб было ими трагически разрушено. Также они оценивают, что с ними нормально обращаются, дают позвонить домой и известить, что они живы. Мы обещаем их отпустить к семьям после окончания боевых действий и подписанного обязательства не воевать против Республик Донбасса и России. После этого украинские военнопленные вполне осознанно призывают своих сослуживцев сложить оружие.

– Вы хотите видеть Донецкую Народную Республику в составе России после завершения операции на Украине?

– Да, моя мечта – видеть Донбасс в составе Российской Федерации. Насколько мне известно, это же желание высказывает и большинство моих земляков. Я уверен, что так и будет, тогда историческая справедливость полностью восстановится.

– Глава ЛНР Леонид Пасечник в одном из интервью говорил, что в объединении ДНР и ЛНР нет необходимости, что Донецк и Луганск привыкли жить в состоянии конкуренции за лидерство в регионе. Стоит ли сегодня на повестке вопрос объединения?

– Мы две братские Республики с единой судьбой, но задача объединения на данный момент не является актуальной. В экономическом плане мы действуем сообща, между Республиками в прошлом году подписан договор о создании единой таможенной территории и развитии экономической интеграции, и им на данный момент мы руководствуемся.

– Строите ли Вы уже сейчас планы по восстановлению Республики после выполнения задач спецоперации? Работаете ли с экономистами над стратегией развития, если да, то какой в будущем главный двигатель экономики?

– В сентябре прошлого года мы приняли Программу социально-экономического развития Донецкой Народной Республики на 2022–2024 годы. Теперь в этот стратегический документ внесем коррективы с учетом освобожденных территорий. Двигатель экономики не меняется — это предприятия традиционных для Донбасса отраслей: угольная, металлургическая, машиностроительная, химическая, а также агропромышленный сектор. Пока неясен урон, который нанесен или будет нанесен отступающими вооруженными формированиями Украины. Известно же, что нацбатальоны засели на территории «Азовстали», и во что они превратят это огромное предприятие – большой вопрос. Восстанавливать надо и разрушенное ВСУ жилье – одна Волноваха чего стоит. И мосты, которые, отступая, взорвал противник. И социальные объекты, и объекты критической инфраструктуры, которые находятся под особым прицелом противника, и большинство из них требует восстановления и капремонта. Работы предстоит много, и ее объем будет определен только после полного освобождения Республики.

– Что принципиально изменилось в жизни граждан в ДНР после начала спецоперации? Работают ли сегодня школы, больницы, другие учреждения? Налажено ли водоснабжение?

– Жизнь, конечно, изменилась, она больше подчинена военным задачам. В больницах сейчас приток раненых, причем много мирных, в том числе с освобожденных территорий. Наши медработники молодцы — справляются. К ним присоединились врачи-добровольцы из России — большое спасибо за такую своевременную помощь. Школьники и студенты учатся дистанционно. Предприятиям сейчас тяжело — до 50 % штата мужчин мобилизовано. Чтобы продержаться в это тяжелое время, субъектам предпринимательской деятельности государством предоставлен ряд льгот. Украинская артиллерия нацелена на угольные предприятия, очень часто в результате обстрелов прекращается электроснабжение шахт, горняки остаются под землей, и их приходится эвакуировать. По этой же причине у нас перебои с водоснабжением и электричеством. Но наши службы привыкли за годы войны под обстрелами восстанавливать перебитые линии электропередачи, газоснабжение, поставку воды. Очень много усилий направлено на помощь населению освобождаемых территорий. В городах и селах надо оперативно подключать свет, воду, связь доставлять гуманитарные грузы — спасибо за них России, налаживать мирную жизнь: выплату пенсий и социальных пособий, работу отделений банка, почты, всех госучреждений. Все эти трудности мы преодолеем, и они несравнимы с тем, что происходят исторические события – процесс воссоединения Донбасса, воссоединения родных и близких людей.

– Вы носите шеврон со знаком Z, станет ли он частью официальной, государственной символики Республики или армии ДНР?

– Знаки Z и V мгновенно стали символом поддержки армии России, поддержки спецоперации по освобождению Донбасса и Украины от неонацизма. Донбасс знает, что такое поддержка. Она очень много значит. А сейчас, как никогда, важно единение. Именно поэтому я ношу на шевроне Z и радуюсь, когда вижу единомышленников, у которых тоже есть такой знак. Станет ли он официальным, покажет время, а то, что уже вошел в историю, – не сомневаюсь.

– Что Вы можете сказать россиянам, которые переживают из-за того, что санкции и уход иностранных компаний из страны могут нанести удар по ее экономике?

– Можно быть абсолютно уверенным, что санкции были бы в любом случае: в планах коллективного Запада – максимальное ослабление России. А повод был бы уже выбран по ситуации. Не было бы Донбасса – был бы Крым, не было бы Крыма – были бы Курилы, не было бы Курил – был бы Калининград, не было бы Калининграда – речь шла бы об ущемлении прав меньшинств… Санкции всегда бьют и по тем, кто их вводит. Компании, которые уходят из России, теряют огромный рынок и огромную прибыль. Эти ниши займут другие, вопрос времени. Россия станет только сильнее – я в этом уверен.

Источник