Жители Мариуполя о зверствах украинских боевиков

По мере того как Союзные силы освобождали Мариуполь, появлялось все больше живых свидетелей зверств украинских националистов – множились факты обстрелов жилой застройки, использования жителей в роли живого щита и даже расстрелов гражданских во время эвакуации. Истории очевидцев записали журналисты Донецкого агентства новостей.

Центр Мариуполя – один из самых пострадавших районов. Дома здесь стоят полностью выгоревшие, полуразрушенные. Выехать оттуда мирным жителям было исключительно сложно, поскольку и сам путь к окраинам охваченного пламенем уличных боев города оказался неблизким. По рассказам очевидцев, на пути были участки улиц с перекрестным огнем. Двигаться было опасно для жизни, но и оставаться дома – равносильно гибели.

«Моя родная сестра Наталья Александровна Маслюкова, 1980 года рождения, жила недалеко от завода «Азовсталь» в районе прачечного комбината. К ним 11 апреля прилетел снаряд именно со стороны завода. Были слышны «выходы» «Градов», а снаряды ложились по нам. Утром 12-го в больнице нам сказали, что сестра умерла. Ее двое детей были ранены: у десятилетнего Никиты – осколок в ноге, а четырнадцатилетнего Максима всего, получается, «обсыпало» осколками. У него серьезно ранены глаза», – рассказывает беженка Татьяна, которая «чудом» эвакуировалась с семьей в Мелекино.

По ее словам, пострадавших племянников впоследствии российские военные вывезли в Донецк, где мальчики были госпитализированы в детскую травматологию. Там их прооперировали, и сейчас они проходят реабилитацию.

Семья Татьяны жила в Ильичевском районе на проспекте Металлургов. У супругов двое детей возрастом 1 год 9 месяцев и 5 месяцев. Из города выбирались они 20 марта, под обстрелами. Женщина говорит, что стреляли также со стороны «Азовстали» – тогда этот район полностью контролировался украинскими боевиками.

За неполный месяц многие горожане научились различать «выходы» и «прилеты», направления стрельбы и даже вооружение. Татьяна уверена, что по ним во время эвакуации били украинские «Грады». Выезжали они «в никуда» – лишь бы уйти от обстрелов. На подъезде к Мелекино встретили российских солдат… Семья остановилась в этом селе.

Мариупольцы во время боев, по сути, находились «меж двух огней»: жили под обстрелами со стороны завода «Азовсталь», занятого боевиками неонацистского подразделения «Азов» (организация запрещена в ДНР), и не могли покинуть город, опасаясь того, что им будут стрелять в спины.

«Жили мы недалеко от центрального рынка в бывшем Жовтневом районе города. Долгое время боялись выехать, потому что многие наши соседи говорили дословно: «Украина бьет по мирным!». Я знаю этих людей, и не доверять им у меня поводов не было», – говорит еще одна беженка из Мариуполя Юлия.

 

«Выезжали на машине, которую до этого прятали от «Азова». Они в городе занимались мародерством и при этом говорили местным: «Мы вас защищаем, а вы, как крысы, по норам сидите!». К мариупольцам, я считаю, у них всегда было отношение, как к людям «второго сорта»», – добавила собеседница.

Елена Леонидовна и ее сын Александр – с проспекта Строителей. Они из тех, кто своими глазами видел, как боевики «Азова» обстреливали жилые кварталы. В один из таких сумасшедших дней, 13 марта, женщина была ранена. На тот момент в ее районе и близко не было войск ДНР и РФ. Она с сыном собиралась за водой – нужно было пройти около 3 км. В высотных зданиях неподалеку сидели украинские корректировщики и снайперы. Дворы оттуда просматривались хорошо, то есть отличить гражданских от «вражеских сил» можно было невооруженным глазом.

«Только зашли за угол нашего дома, и начался минометный обстрел. Прицельно, по нам. Параллельно нашему находился еще один дом, возле его подъезда стояла девочка лет четырех и два старика. Получилось так, что целились, видимо, по нам, а попали в эту группу. Одного старика убило сразу, второму оторвало ногу, а девочку просто разорвало, вывернуло кишки!» – со слезами говорит женщина.

Немного успокоившись, добавляет, что пока бежали обратно, случилось еще два «прилёта».

«Били одиночными выстрелами, не серией, как обычно. Вроде бы как нацисты «охотились» за нами. Мне осколок пробил навылет правую руку и зацепил по касательной живот с правой стороны. Сына контузило взрывом», – отмечает Елена.

По ее словам, за медицинской помощью обратились в работавшую тогда еще детскую хирургию горбольницы № 3. В тот день туда из их района доставили много раненых. В особенности с пересечения проспекта Строителей и улицы Апатова, где украинские националисты устроили «кровавое» месиво. Собеседница уверяет, что о подобном слышала и от жителей из других частей Мариуполя.

«Из-за контузии я на время потерял слух, правда, потом он восстановился, но уже сейчас появились проблемы со зрением. Момент, когда минометная мина украинских нацистов разорвала ребенка, я запомню на всю жизнь!» – говорит сын Александр.

Когда с матерью были в больнице, он помогал носить тела гражданских, погибших от таких же «дружественных» обстрелов.

«У меня там работал знакомый медбрат – Алексей, его мама там же трудилась медсестрой, а он был волонтером, поскольку не хватало людей. Я помогал ему переносить трупы. В подвальном помещении детской хирургии я видел разорванные тела людей, в том числе детей. Там были одни гражданские, страшнее я в жизни ничего не видел!» – говорит собеседник агентства.

Несмотря на то, что больница продолжала прием пациентов, в ней уже тогда боевики «Азова» устроили склад оружия. Весь этот больничный комплекс, по словам Александра, изрезан подземными тоннелями, откуда, то и дело выволакивали ящики с боеприпасами. В самом же медучреждении украинских военных было не счесть. Больше всего людей раздражало их отношение к мирным жителям.

«Я на окровавленных простынях носил окровавленные куски разорванных человеческих тел, а стоящие рядом «укропы» смотрели на все это и ухмылялись!» – с ужасом вспоминает парень.

Бои в Мариуполе фактически завершены, сейчас остатки украинских боевиков блокированы на территории комбината «Азовсталь». После нескольких дней затишья на время работы гуманитарного коридора там возобновились бомбардировки.

В самом городе ведутся работы по разминированию, разбор завалов разрушенных зданий, уборка улиц – за несколько дней оттуда вывезено 168 грузовиков мусора. Недавно в ходе обследования территории мариупольской горбольницы № 4 были найдены останки 26 человек – все гражданские. Также нередки случаи массовых захоронений прям во дворах высоток. Ранее сообщалось, что в результате боевых действий в приморском городе погибли по меньшей мере пять тысяч мирных жителей.

Источник