Операции в подвале при свете новогодних гирлянд: Как работали медики во время боев в Мариуполе

Персонал Мариупольской городской больницы скорой медицинской помощи длительное время вынужден был работать в условиях непрекращающихся боевых действий при нехватке воды, света, лекарств и даже хирургических инструментов. О своей работе в марте – апреле 2022 года они рассказали корреспондентам Донецкого агентства новостей, побывавшим в клинике.

Ампутации кухонным ножом

«Наша больница находилась на территории, которая долгое время контролировалась украинскими войсками. Мы спасали раненых – гражданских и военных. К нам привозили пациентов с пулевыми, осколочными и минно-взрывными травмами. Мы с коллегами проводили полостные операции на животе и на грудной клетке, приходилось выполнять ампутации рук и ног. Все время мы жили здесь», – вспоминает директор лечебного учреждения, кардиохирург с 40-летним стажем Сергей Орлеанский.

Как врач, он никогда не разделял пациентов по идеологическим признакам. На операционном столе прежде всего – человек, нуждающийся в помощи. Поэтому среди пациентов были представители обеих сторон конфликта. Однако делать выбор все же приходилось, но из других – сугубо профессиональных соображений. Чтобы спасти раненых, хирурги проводили самое непростое медицинское мероприятие – санитарную сортировку.

«Десять-пятнадцать больных с оторванными руками-ногами, в основном это мирные жители были, среди них и дети. И нас – четверо хирургов. Вот мы отбирали, кого нужно оперировать. Умирающих, которым уже не поможешь, – в сторону. Это называется медицинская сортировка, – говорит Орлеанский. – Приходилось сначала прямо в холле кухонным ножом проводить ампутации конечностей. Потом уже оборудовали импровизированную операционную в подвале».

По его словам, в лечебном учреждении из 300 медработников во время активных боев оставалось всего 32 – врачи, медсестры и санитары.

«Азовцы» вырезали бригады скорых, чтобы скрыться под видом медиков

В едином комплексе с больницей работает и Центральная станция скорой помощи. Экипажи машин мчались по улицам среди выстрелов, взрывов, пожаров, чтобы сохранить чью-то жизнь.

«Спасали людей просто чудом! За это время пришлось пережить много горьких моментов и увидеть много людских страданий, – говорит старший фельдшер Татьяна Брыкина. – Наши машины везде стоят расстрелянные».

По словам фельдшера, украинские боевики забирали медицинские машины, оснащенные средствами реанимации и медикаментами. Они использовали реанимобили просто как транспорт. И даже, когда сопротивление неонацистов «Азова» (организация запрещена в ДНР) в Мариуполе было, в основном, сломлено, сотрудники скорой помощи все равно оставались в опасности.

«Бывали случаи, когда «азовцы» вызывали скорую, а потом вырезали бригаду, забирали нашу медицинскую форму, машину и пытались уйти из города», – говорит фельдшер Андрей.

Лампочка – это роскошь

По крутым ступенькам спускаемся в подвал, где в одной из комнатушек проводились операции. Посреди помещения с голыми бетонными стенами стоит небольшой операционный стол. Над ним свисает на шнуре голая, без абажура, лампочка.

«Лампочка – это роскошь. Мы здесь оперировали при свете мобильных телефонов и новогодних гирлянд. В сутки – до двадцати операций, то есть почти каждый час… Эта импровизированная операционная видела многое, ни дай бог еще такое пережить», – вспоминает медсестра Мария (имя изменено).

 

«Вы говорите, что я совершил подвиг, а украинская сторона считает меня предателем и коллаборационистом. Потому, что я здесь остался и даю интервью российским информационным каналам. Но я говорю правду – думаю, что после пережитого имею на это право», – говорит врач-травматолог с сорокалетним стажем Михаил Сорокин.

Сорокин и Орлеанский – коллеги и однокурсники, вместе учились в Донецком мединституте, а в военном Мариуполе плечом к плечу оперировали в нечеловеческих условиях, будучи последней надеждой для многих пациентов. И за это многие их украинские коллеги объявили хирургам бойкот, только потому, что они оказывали помощь «сепаратистам». О каком тогда милосердии с их стороны может идти речь, если священная для каждого врача клятва Гиппократа игнорируется ради националистических идей или сиюминутной выгоды?

Подвал больницы скорой помощи стал не только операционной, но и убежищем для многих сотен мирных жителей.

«Люди шли к нам со всего города, в подвале прятались около 200 беженцев, более 30 детей, в том числе – шестеро грудных, а также сотрудники нашей больницы, – вспоминает электромонтер Александр Антюхов. – Самое сложное – провести электричество, чтобы обогревать людей. У нас есть дизель-генераторная установка, подключались и растягивали по всему подвалу провода. Топливо, где могли, там и доставали».

«Нам повезло: всего два прямых попадания»

В больнице помимо операционных с современным оборудованием жизнеобеспечения находится единственное в городе отделение интервенционной кардиологии и эндоваскулярной хирургии. С помощью уникальной рентгеноконтрастной установки можно проводить операции по восстановлению кровоснабжения сердца при острых инфарктах миокарда и ишемической болезни.

«В этой операционной мы проводим малоинвазивное сцентирование коронарных артерий сердца – кровеносный сосуд раздувается инертным газом из баллончика и внутрь вводится своеобразный «каркас» из тонкой сетки – он называется сцент. Это позволяет восстановить нарушенный кровоток и сохранить жизнь инфарктному больному», – поясняет тонкости профессии Орлеанский.

Доступ в любую точку тела пациента производился через маленький разрез. На этом оборудовании стоимостью 800 тысяч долларов в довоенное время выполнялось до пяти операций в день.

«Сейчас мы снова собрались нашим коллективом, пусть неполным, и опять готовы оказывать кардиологическую помощь пациентам. Просто чудо, что сложное медицинское оборудование уцелело при обстрелах. Нам повезло: по больнице было всего два прямых попадания», – говорит Орлеанский.

Теперь Мариупольская больница скорой помощи восстанавливает свой потенциал: лечебное учреждение уже подключено к городской электросети и централизованному водоснабжению.

«Россияне оказали нам серьезную поддержку, военные медики привезли сразу же те медикаменты, которых не хватало, марлю и бинты. Сейчас расходные материалы поставляют волонтеры. Также доставляются гуманитарные грузы МЧС ДНР и РФ», – отмечает Орлеанский.

Мариупольские медработники многое повидали за время уличных боев, но остались верными профессиональной клятве Гиппократа. Они совершили настоящий гражданский подвиг, не делили пациентов на своих и чужих. Правда на их стороне — стороне милосердия и заботы о ближних.

***

Мариупольская больница скорой медицинской помощи включает в себя шесть лечебных и одно диагностическое отделение, а также клиническую лабораторию. Ее особенностью является оказание специализированной кардиологической помощи пациентам с острым инфарктом миокарда и ишемической болезнью сердца.

Источник