Владимир Путин предупредил Украину о новых ракетных ударах

Владимир Путин дал первое интервью с момента начала специальной операции по защите Донбасса. Это произошло в Сочи, где программа “Москва. Кремль. Путин” работала на официальных мероприятиях с участием президента РФ.

Значительная часть разговора была про главную мировую тему – ситуацию с продовольствием. Но, конечно, волновал и еще один очень острый вопрос. Этот фрагмент интервью в эфире впервые.

– Одна из главных мировых новостей – это решение президента США Байдена направить в Киев в новые вооружения. Причем на этот раз это мощные опасные вооружения.

– Но с продовольствием не связано.

– Но, тем не менее, это одна из основных новостей, не могу не спросить.

– Ну, пожалуйста.

– И вот эти новейшие вооружения – это ракетные системы залпового огня, которые могут стрелять уже на многие сотни километров. Там, в Вашингтоне, сделали, конечно, такую оговорку, что, мол, они доверяют своим партнерам в Киеве, что эти системы не будут – с их слов – применяться по территории России. Но вы в целом как расцениваете эти решения и такие расклады?

– Здесь нет ничего нового. Во-первых, эти системы залпового огня – они ведь в украинской армии находятся на вооружении, аналогичные системы советского, российского производства – “Град”, “Смерч”, “Ураган”. То, что сейчас предполагается поставить, и те ракеты – дальность зависит не от самой системы, а от ракет, которые используются – то, что мы видим, слышим, знаем – это ничего не имеет общего с доверием к украинскому режиму или с недоверием. Это зависит от того, какие ракеты американцы поставят. Но то, что мы сегодня слышим, и то, что мы понимаем – это ракеты, как раз которые на 45-70 километров, в зависимости от типа ракеты, летят. То же самое было и с теми “Градами”, “Ураганами”, “Смерчами”, о которых я сказал – там тоже дальность 40-70 километров, ничего нового нет. В боевом составе украинской армии находилось на момент начала нашей операции примерно 515 таких систем. 380 уничтожены, но часть восстановлена, взята из запасов, как мы понимаем, и где-то 360 у них в наличии. Исходим из того, что эта поставка со стороны Штатов, некоторых других стран связана с восполнением потерь этой боевой техники. Ничего здесь нового нет и ничего это не меняет по сути.

А есть и заявки на поставку, скажем, артиллерии – здесь примерно то же самое: судя по всему, речь идет тоже о восстановлении утраченного, уничтоженного в ходе боевых действий”.

Но есть еще третья составляющая: это беспилотные летательные аппараты. Их, как известно, несколько типов. Первый – это ударные беспилотные системы. Они применяются с самого начала. Но применяются они эффективно только там, где нет войсковой системы ПВО. У нас – есть. “Буки”, “Торы”, “Панцири” – работают в высшей степени эффективно. И так, чтобы никому не было обидно, но их (беспилотники) наши системы ПВО щелкают как орехи. Уничтожены десятки, просто десятки! Есть и другие типы – разведывательные на поле боя. Их полно там летает и сейчас, и с самого начала летали, и с самого начала поставляются – они все иностранного производства.

Есть третий тип – это разведывательные беспилотные летательные аппараты – назовем их так, стратегического характера. Они летают на высоте 8, 11, 10 километров. Они использовались всегда, до начала операции – над Черным морем летали, над территорией Украины, к нам не залетали, правда. Но используются сейчас и использовались раньше. Зачем их передавать Украине – мне не очень понятно. Ну, если только не (для того, чтобы) дать нам возможность их где-то посадить и посмотреть, как они устроены. Другого смысла я просто не вижу.

Поэтому это ничего не меняет. И вообще вся эта возня вокруг дополнительных поставок вооружения, на мой взгляд, имеет только одну цель – затянуть как можно дальше вооруженный конфликт.

– Но ведь потенциально те самые ракетные системы – они могут и дальнобойные ракеты…

– Ракеты тогда нужны, да. Но если они будут поставляться – из этого мы будем делать соответствующие выводы и применять свои средства поражения, которых у нас достаточно, для того, чтобы наносить удары по тем объектам, по которым мы (их) пока не наносим.

Источник