Евгений Юрченко рассказал о работе предприятия ЮГМК

Южный горно-металлургический комплекс — компания российского бизнесмена Евгения Юрченко, объединившая крупнейшие металлургические и коксохимические производства Донбасса. Создана в 2021 году. На сегодняшний день в контур ЮГМК входит восемь филиалов: Енакиевский металлургический завод, Макеевский металлургический завод, Макеевский коксохимический завод, Ясиновский коксохимический завод и Комсомольское рудоуправление в ДНР, а также Алчевский металлургический комбинат, Луганский литейно-механический завод и Стахановский ферросплавный завод в ЛНР. Журналисты ДАН пообщались с гендиректором ЮГМК Евгением Юрченко о развитии его компании, перспективах ведения бизнеса в ДНР и помощи в восстановлении Донбасса.

— Какие перспективы для промышленности Донбасса открылись после признания Республик Россией?

— Донбасс исторически возник и формировался как неотъемлемая часть российской экономики и индустрии. Все крупные и крупнейшие промышленные активы Донбасса строились Россией либо СССР, правопреемницей которого Россия является. Это означает, что производители Донбасса изначально были звеньями технологических процессов, спроектированных и реализованных Россией. И искусственное изъятие этих производств, произошедшее в 90-х годах прошлого столетия, привело к зримому их кризису, а иногда и коллапсу. Очевидно, что возвращение производителей обратно в Россию знаменует собой диаметрально противоположный процесс. Обоюдополезный и для Донбасса, и для России. Это концептуальный ответ на вопрос, ждут ли предприятия ДНР и ЛНР в Российской Федерации.

— В каких сферах наши производители могут быть востребованы в РФ и за рубежом, и каковы реальные перспективы в обозримом будущем?

 – Уверен, что востребованной окажется продукция ведущих отраслей региона, в первую очередь металлургов и химиков. Ожидаю, что имеются хорошие перспективы у сельхозпроизводителей Донбасса, хотя это и не сфера интересов нашей компании, но сторонний взгляд позволяет сделать такие выводы. То же можно сказать и о потенциальных покупателях продукции предприятий ДНР и ЛНР, находящихся вне границ Республик и Российской Федерации. Там достаточно много наших давних деловых партнеров, давно распробовавших качество и цену донбасской продукции. Сегодня по понятным причинам они стараются не афишировать свои контракты, но, уверяю вас, сделки заключаются, суммы в договорах стоят приличные.

— Вы недавно участвовали в форуме промышленников в Екатеринбурге. Какие итоги, были ли подписаны контракты, какие компании заинтересованы в сотрудничестве?

— Да, делегация ЮГМК приняла участие в работе «Иннопрома-2022» — крупнейшего российского форума, где собираются самые крупные представители реального сектора экономики, а также руководители российских регионов. Отмечу, что это был первый раз, когда представители индустрии Донбасса заявили о себе на мероприятии подобного уровня. Мы искренне горды тем, что смогли совершить подобный качественный прорыв и презентовать наши предприятия на высоком уровне. Главным итогом выставки считаю изменения в картине мира представителей российского бизнеса, которые произошли благодаря нашему приезду. Признаюсь, многие там до сих пор думали, что Донбасс — это исключительно зона боевых действий, где население нуждается в оказании ему гуманитарной помощи и только. Они не подозревали, что тут сохранены и успешно функционируют настоящие гиганты металлургической отрасли, которые могут поставлять на рынок качественную продукцию по очень привлекательным ценам. Это первое. А второе, руководители российских регионов, которым поручено заниматься восстановлением тех или иных городов и районов Республик, увидели в нас мощного и достойного партнера в этой деятельности. Нами заключен ряд соглашений о том, что в восстановлении Донбасса мы будем действовать сообща.

— Расскажите о состоянии ЮГМК. Удалось ли за год приблизиться к довоенному уровню производства?

— Искушение сравнить нынешний уровень производства с довоенным настолько велико, насколько и некорректно. Находясь в Донецке и других городах Республик, ежедневно вчитываясь в сводки обстрелов, оказываясь в зоне прилетов снарядов украинской артиллерии, понимаешь, что идти вровень с уровнем производства периода, когда военная опасность не угрожала этой земле, невозможно. Сегодня из-за боевых действий осложнена логистика, возникают перебои с энергоснабжением, на некоторых филиалах работникам приходилось покидать рабочие места и уходить в бомбоубежища. Все это негативно сказывается на стабильности работы наших предприятий. Тем не менее мы можем говорить, что ситуация в контуре ЮГМК и в этих условиях полностью нами контролируема, все производства загружены и работают в соответствии с утвержденными производственными программами. Ведется прием на работу сотрудников, только с начала года у нас устроилось на работу более 2 тысяч человек. В целом состояние ЮГМК можно охарактеризовать только положительно. Мы ждем окончания активных боевых действий в регионе, чтобы наши предприятия вышли на нормальные показатели производства.

— Что способствует, либо препятствует достижению этих показателей?

— Чтобы перечислить факторы, препятствовавшие нам, не хватит пальцев. Это и называвшиеся уже мной боевые действия в регионе. И результаты хозяйствования предыдущих владельцев и инвесторов — и украинских, и тех, что пришли после них. И возникший после такого хозяйствования физический и моральный износ оборудования. Особо отмечу морально-психологическое состояние трудовых коллективов, сформировавшееся после многомесячного простоя и невыплаты заработной платы. А способствовал грамотный и выверенный подход. Началу нашей инвестиционной, а после производственной деятельности предшествовал глубинный аудит активов, которые переходили под наше управление. Мы изучали их возможности, их состояние, оценивали уровень затрат, необходимых для начала деятельности. Параллельно нами зондировался рынок, изучались и находились ниши для нашей продукции. Давалась оценка имеющемуся кадровому ресурсу. В результате на свет появилась скрупулезно разработанная производственная программа, по которой мы и начали действовать. Итог — вместо разрозненных предприятий, обреченно разбросанных по территориям, мы получили функционирующий вертикально-интегрированный горно-металлургический холдинг.

— Вы заявляли, что в целом по контуру способны в месяц производить 300 тысяч тонн чугуна. Много это или мало в сравнении с российскими гигантами? Могли бы привести примеры?

— Невозможно представить себе автобан, на котором едут исключительно большегрузные автомобили или только автопоезда. Неспроста же существуют средства для грузоперевозок разного уровня. Так и в металлургии. Уровень производства тех металлургических заводов и комбинатов, которые вы справедливо именуете «гигантами», превышает наш. Но они и работают на свою группу крупных заказчиков, под которую в дальнейшем формируется загрузка, производство и конечная себестоимость. Наши объемы основаны на существующей производственной базе, их можно охарактеризовать как средние по отрасли, что позволяет нам быть оперативными, гибкими и волатильными в части принимаемых заказов.

— Сколько человек сейчас трудится в общем во всех филиалах, на сколько штат сотрудников увеличился после вашего прихода?

— В настоящий момент на предприятиях контура ЮГМК трудится более 22 тысяч человек, это не считая тех, кто причастен к деятельности наших активов в качестве сотрудников подрядных организаций, логистических компаний и прочих. Учитывая мультипликативный коэффициент в сфере занятости, которым обладает металлургическая отрасль, общее количество людей, вовлеченных в нашу деятельность, реально составляет более 100 тысяч человек. При этом численность нашего штата постоянно увеличивается. За год нашей деятельности положительное сальдо принятых и уволившихся по контуру составило более 2000 человек.

— Вы говорили о возможности подготовки кадров на предприятиях, эта программа уже реализуется?

— Неоднократно отмечалось, что проект ЮГМК рассматривается в первую очередь как социально-ориентированный, то есть преследующий в первую очередь цель сохранить и сберечь производственно-кадровый потенциал Донбасса. Поэтому нами прилагаются большие усилия в части развития наших кадров, не просто увеличения числа сотрудников, хотя этим мы тоже занимаемся, но и усилением мотивационных воздействий, повышением уровня вовлеченности персонала в деятельность компании, развитием профессиональных качеств и компетенций. Для этого нами налажены программы взаимодействия и сотрудничества с образовательными учреждениями разного уровня. Мы готовим работников и специалистов, предоставляя им рабочие места, заинтересовывая в работе на наших предприятиях. На сегодняшний день можно убежденно говорить о том, что этот комплекс программ профессиональной подготовки и привлечения кадров приносит свои плоды, мы ощущаем приток новых людей на филиалы именно по этому направлению. Но еще одним и очень важным для нас результатом данной деятельности мы считаем рост патриотических чувств у нашей молодежи. Получая достойную профессию, которая гарантирует рабочее место с хорошим заработком, уроженец Енакиево или Алчевска не будет думать о том, как бы ему перебраться в другой город, другой регион, другую страну. Он останется здесь, будет жить здесь, а, значит, вместе с ним будет жить и Донбасс.

— Какой ущерб нанесен вашим предприятиям в ходе боевых действий, и как это сказалось на производстве?

— Как отмечалось ранее, игнорировать факт ведения в регионе боевых действий при всем желании не получается. Уже потому, что некоторые наши филиалы, такие как Стахановский завод ферросплавов в ЛНР или находящиеся в ДНР Ясиновский коксохим и Макеевский металлургический завод, неоднократно находились под обстрелами со стороны ВФУ, их производственным мощностям был нанесен существенный урон: на СЗФ и ММЗ пострадали цеха, а на ЯКХЗ в результате прилетов украинских снарядов во многих местах были повреждены кабели энергопитания и оборудование ТЭЦ. Кроме того, на время обстрелов персонал покидал свои рабочие места, чтобы переместиться в укрытие, из-за чего приходилось останавливать производство. Но кроме явного ущерба из-за обстрелов, вооруженная агрессия Украины оказывает системное ухудшающее влияние на стабильность работы предприятий контура. Речь прежде всего о проблемах с доставкой грузов, о прекращении движения железнодорожных составов на отдельных участках, из-за чего приходится оперативно менять маршруты следования сырья и готовой продукции. Целенаправленные обстрелы украинскими военными линий электропередачи и подстанций вызывают проблемы с энергоснабжением. Одним словом, работа в условиях, приближенных к боевым, со всеми вытекающими последствиями. Кроме того, отмечу, что ощутимая часть наших работников была мобилизована для участия в боевых действиях, для защиты и освобождения нашего Отечества от агрессора, и нехватка персонала нами все-таки ощущается.

— Много ли мужчин из числа рабочих ушли на фронт? Сохранены ли за ними места и зарплата, идет ли стаж?

— В целом по контуру количество мобилизованных составляет от 10 до 20 процентов работников, в зависимости от конкретного филиала. Но, несмотря на то, что сейчас наши ребята не в заводских цехах, за ними сохранены рабочие места, им регулярно выплачивается заработная плата так, как если бы они ходили на работу. А пострадавшим от боевых действий нами выплачивается компенсация.

— Донбасс ждет долгий и объемный процесс восстановления. Какое участие готова принять ваша компания и в каких объемах? Обсуждалось ли это с руководством Республик?

— Действительно, Донбасс пострадал от агрессивных действий Украины, беспрецедентные обстрелы этого края, длящиеся долгие восемь лет, привели к зримому истощению и ухудшению его инфраструктуры, состояния населенных пунктов, коммуникаций, различных систем жизнеобеспечения. Все это медленно убивалось и расстреливалось Украиной с 2014 года, и быстро и наотмашь — в 2022 году. После окончания боевых действий, после освобождения территорий нам неизбежно придется приступить к восстановлению нашей земли. И в этом деле предприятия ЮГМК, наши кадры, а главное, наша продукция не имеют альтернативы. Очевидно, что любые строительные работы не могут вестись без металлоконструкций, а мы как раз готовы поставлять их на рынок в промышленных масштабах. Именно мы, наш Алчевский металлургический комбинат, Енакиевский и Макеевский металлургические заводы, умеют производить необходимый сортамент металлоизделий, предназначенных для строительства. В первую очередь речь идет о разного рода сортовом прокате — уголках, швеллерах, тавровых и других балках. Филиал № 3 «ММЗ» это, не побоюсь эпитета, мирового уровня производитель катанки и арматуры различных диаметров. Все это будет востребовано при восстановлении, все это мы поставим на рынок. Даже щебень, тоже нужный при строительстве материал, у нас есть. Мы добываем его на «Комсомольском рудоуправлении». Что касается поддержки руководства обеих Республик, то позволю себе напомнить, что начало внешнего руководства «ЮГМК» существующим контуром предприятий было принято Главами республик Денисом Пушилиным и Леонидом Пасечником. Уже год вся наша деятельность осуществляется в режиме непрекращающейся коммуникации с руководящими органами двух государств. Участие «Южного горно-металлургического комплекса» в восстановлении ДНР и ЛНР тоже неоднократно обсуждалось на этом высоком уровне.

— Сколько, по вашим оценкам, потребуется времени для полного восстановления промышленности Донбасса?

— Делать подобные прогнозы — дело неблагодарное, особенно в условиях, когда боевые действия еще не закончены. С другой стороны, обращу внимание, что нам понадобился год, чтобы вернуть к жизни львиную долю металлопроизводящего кластера донбасской индустрии. Полагаю, что этот срок определяет порядок исчисления времени, нужного для полного восстановления промышленности. Это точно не десятилетия. Это несколько лет.